Официальные ресурсы

Юрий Трутнев дал интервью «Российской газете»

27 июня 2019 Распечатать
Юрий Трутнев

Получатели «дальневосточного гектара» и многодетные семьи в Дальневосточном федеральном округе смогут получить льготную ипотеку. Ставка по кредиту не превысит двух процентов годовых, а получить ссуду можно будет как на покупку, так и на строительство и ремонт жилья. Это предусматривает проект национальной программы развития Дальнего Востока до 2025 года и на перспективу до 2035 года. Об этом рассказал в интервью «Российской газете» Заместитель Председателя Правительства РФ – полномочный представитель Президента в ДФО Юрий Трутнев.

Юрий Петрович, закончен сбор предложений в Национальную программу развития Дальнего Востока. Она внесена в правительство. Что за документ получился?

Юрий Трутнев: В нацпрограмму заложено ускорение экономического роста до шести процентов. Сегодня у нас больше четырех, это в два раза выше среднероссийских показателей, но до шести еще далеко. Поэтому целый ряд мер в сфере экономики направлен на достижение шестипроцентного роста. Это докапитализация Фонда развития Дальнего Востока (ФРДВ), механизм субсидирования процентных ставок по кредитам. В секторах экономики, которые могут обеспечить соответствующий приток инвестиций - нефтегазохимия, добыча полезных ископаемых, лесная промышленность, сельское хозяйство, рыбная промышленность и аквакультура, транспорт и логистика, авиа- и судостроение, туризм, - имеется целый ряд административных ограничений и барьеров. В общем широкий перечень дополнительных мероприятий, направленных на экономический рост.

Программа разработана по поручению президента РФ, которое он дал на Восточном экономическом форуме. Мы взяли за основу те задачи, которые поставил президент по Дальнему Востоку, - шесть процентов оттуда. Есть цели и задачи, сформулированные национальными проектами. Но их структура не предполагает достижения поставленных целей по каждому региону, а вот развитие Дальнего Востока предполагает, поскольку у нас есть прямое поручение президента достичь к 2025 году по всем основным направлениям жизни показателей выше среднероссийского уровня. Поэтому весь объем действий, который недобран по каждой территории до достижения целей нацпроектов, включен в национальную программу. По всем разделам программы расписаны цели и механизмы их исполнения.

Как вы оцениваете сам механизм сбора предложений? Насколько активно было население?

Юрий Трутнев: Обсуждение проходило очень активно. На сайте зарегистрировались 88 392 россиянина, они 455,9 тысячи раз воспользовались услугами голосования по тем или иным предложениям. В январе-феврале во всех регионах ДФО и муниципалитетах прошли встречи с жителями, в которых приняли участие почти 143 тысячи человек. Так что мы можем смело говорить о том, что более 200 тысяч россиян поучаствовали в разработке программы. В итоге получился очень жизненный документ, так как программа собрана снизу, не от наших представлений о жизни на Дальнем Востоке, а из десятков тысяч предложений жителей региона.

Что из предложений людей вошло в программу, а какие были отклонены?

Юрий Трутнев: Многие предложения вошли по прямым предложениям дальневосточников. Например, в Республике Бурятия предусмотрен капремонт республиканской больницы, реконструкция городского комбината школьного питания, в Забайкалье - покупка 54 автомобилей для здравоохранения, строительства центра единоборств в Чите, ремонт уличной сети. Продолжать можно бесконечно, было подано 16,5 тысячи предложений. Очень много предложений, связанных с транспортной доступностью, со здравоохранением. Не сказать, что это нас сильно удивило, мы же бываем в регионах, общаемся с людьми и знаем, что их беспокоит. Другое дело - собрать все пожелания воедино.

Дальний Восток уже активно развивается, в рамках единой субсидии выделяем десятки миллиардов рублей на строительство школ, больниц, детских садов. Но это же огромная территория. Отставание здесь копилось десятилетиями, долгое время регион жил в вахтовом режиме, когда люди приезжали, работали и уезжали обратно. Если мы хотим выровнять условия жизни, то это грандиозная работа, которую в рамках текущей деятельности может и реально сделать, но на это уйдут десятилетия, а программа дает возможность сконцентрировать эти меры в дорожную карту до 2024 года.

Каков общий объем финансирования программы?

Юрий Трутнев: До 2025 года он составляет 11 триллионов 51 миллиард рублей, из них 8,4 триллиона - внебюджетные средства, то есть частные инвестиции, 258 миллиардов - средства региональных бюджетов, 90 миллиардов - бюджеты государственных внебюджетных фондов. Часть средств федерального бюджета уже запланирована по тем или иным программам. И вот разница, когда мы говорим о дополнительных средствах, оценивается в 2 триллиона 91,2 миллиарда рублей.

Не знаю, как дальше пойдет обсуждение нацпрограммы, меня два триллиона рублей, мягко говоря, тоже сильно напрягают, я понимаю, насколько это огромные деньги. Но если мы хотим решить задачу так, как ее сформулировал президент, то это стоит столько. Что-то можно исключить, но тогда будет сложно достичь поставленных целей.

Эта цифра может корректироваться?

Юрий Трутнев: Может, всегда есть поле для компромисса, некоторые объекты пришли с регионов, поддержаны федеральными министерствами, но тем не менее это объекты такой величины и так сложно доказать их окупаемость, что нам очень непросто будет их обосновать. Например, один мост на Сахалин «весит» 800 миллиардов рублей. Думаю, споры в минфине о его судьбе начнутся прямо с начала внесения проекта. Но это предложение есть, минтрансом поддержано, и мы обязаны его внести. Конечно, окончательное решение, когда строить этот мост и строить его вообще, будет принимать президент.

Ряд предложений мы еще будем обсуждать на совещаниях с минфином, у председателя правительства Дмитрия Медведева, по результатам подготовим нацпрограмму к рассмотрению на правительственной комиссии по социально-экономическому развитию Дальнего Востока. И уже в сентябре на президиуме Госсовета, который пройдет на ВЭФ, представим ее президенту.

Как в национальную программу встроены поставленные нацпроектами задачи?

Юрий Трутнев: Мы анализировали каждый раздел, у нас прошла куча совещаний с федеральными ведомствами, где-то мы соглашались, и нашей задачей было только добиться того, чтобы цели нацпроектов были применены к каждому конкретному региону, а где-то позволили себе дополнить цели нацпроектов.

Например, в нацпроекте «Образование» запланированы создание новых мест в общеобразовательных организациях и модернизация учреждений среднего специального образования. На наш взгляд, этого недостаточно. В образовании для нас важнейшим является не только количество новых мест, но и качество образования. Нам нужны выпускники того уровня, которые завтра сделают экономику России сильнее, которые будут развивать нашу страну. Соответственно, нужен конкурентный уровень образования. Таких целей в нацпроекте не обнаружено.

В нацпрограмме запланировано, что доля выпускников общеобразовательных организаций, поступивших в вузы, составит не менее 40 процентов, а получивших 70 и более баллов по ЕГЭ, вырастет до 30 процентов. Коллеги в правительстве с нами спорили, говорили, что ЕГЭ нельзя брать за точку отсчета. Здесь я с ними категорически не согласен, потому что мы судьбу молодого человека по ЕГЭ определяем, а качество образования - нет. Тогда надо придумать другой показатель, но это уже работа для минпросвещения.

Также дополняли цели, связанные с развитием транспортной инфраструктуры. В нацпроекте по транспорту один из главных показателей - доведение до 50 процентов доли дорог регионального значения с твердым покрытием до нормативного уровня, а в крупных городских агломерациях - до 85 процентов. Но на Дальнем Востоке 1265 населенных пунктов вообще не имеют связи по автодорогам с твердым покрытием с сетью дорог общего пользования. К ним просто дорог нет, поэтому там доводить до нормативного уровня нечего. Надо сначала их проложить, а для этого требуется скорректировать цели нацпроекта. Дальнему Востоку задачи, заявленные в нацпроекте, не подходят, они не решают вопросов транспортной доступности для разбросанных по огромной территории населенных пунктов. Сначала их решить надо, а потом уже до нормативов доводить.

Такие же вопросы, связанные со спецификой Дальнего Востока, возникли в сфере здравоохранения. У нас не хватает фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП), люди долго ждут обследований, специализированной медицинской помощи. В нацпрограмме прописано, что в каждом населенном пункте будет обеспечена доступность первичной медико-санитарной помощи, прописаны сроки ожидания диагностики (не более 14 дней), МРТ и специализированной медпомощи (не более 30 дней). Время приезда скорой медицинской помощи не должно превышать 20 минут. Только на строительство ФАП предусмотрены 1,1 миллиарда рублей.

Какие меры предусмотрены по поддержке рождаемости?

Юрий Трутнев: Мы разрабатываем механизм предоставления льготной ипотеки на Дальнем Востоке на покупку, строительство и ремонт жилья, как квартир, так и домов. Кредит будет выдаваться на срок до 20 лет, без первоначального взноса и под два процента годовых. Это в 4,8 раза меньше, чем в среднем по рынку. Целевую субсидию на проект в 7,5 миллиарда рублей получит ФРДВ. Фонд будет финансировать операторов программы (ипотечное агентство, банк и т.д.) под госгарантии регионов, а уже они будут выдавать кредиты людям. Будем стремиться к ставке для людей около 2 процентов. Пока льготная ипотека предусмотрена для двух категорий: людей, которые хотят построить дома на полученном «дальневосточном гектаре», и многодетных семей.

Как дальше будет развиваться программа «Дальневосточный гектар»?

Юрий Трутнев: Мы не планируем вручить гектар каждому. Наша цель была в том, чтобы экономически активные люди, которые готовы трудиться и создавать что-то новое, имели такую возможность - без волокиты и многомесячных хождений по инстанциям. Эта цель достигнута, люди гектар получают. И сейчас мы хотим помочь им в двух вопросах. Во-первых, предоставить льготную ипотеку на строительство дома на выделенном гектаре. Во-вторых, увеличить площадь предоставляемой земли за счет территорий вокруг крупных населенных пунктов, так как там уже есть инфраструктура. Мы не убираем эти зоны отчуждения полностью, их нельзя убирать, потому что города должны расти и развиваться. Но мы попросили всех губернаторов ДФО их сократить. Эта работа идет, и людям будут предоставлены дополнительные возможности получения земельных участков. Доля зон «нельзя» сократится. Например, Приморский край предлагает сократить буферную зону вокруг Владивостока с 20 до 10 км и открыть «буфер» Находки. У меня здесь более агрессивные намерения, чем у губернаторов, но мы пока исходим из того, что надо уважать регионы, пусть они сами определяют, сколько земли давать или не давать жителям. Отмечу, что по итогам прошлого года площадь зон «нельзя» сократилась на 10,3 миллиона гектаров. Благодаря этому сегодня под «дальневосточный гектар» доступно более 200 миллионов гектаров.

Как участвуют в работе над нацпрограммой профильные министерства?

Юрий Трутнев: В правительство программа внесена, мы сняли разногласия, предложения проанализированы и согласованы со всеми профильными ведомствами. То есть, когда мы говорим о здравоохранении - дополнительных целях и дополнительном объеме финансирования, это не "дайте нам, пожалуйста, денег". Это наша с минздравом позиция, сколько средств нужно для того, чтобы решить поставленную президентом задачу. То же самое по образованию, спорту, культуре и другим разделам. В правительстве помимо вопросов финансирования программа согласована. Мы регулярно встречаемся с первым вице-премьером - министром финансов Антоном Силуановым, пытаемся найти выход.

У губернаторов были возражения по поводу нацпрограммы?

Юрий Трутнев: Ни одного такого сумасшедшего не обнаружено. Мы хотим революционно повысить качество жизни на Дальнем Востоке за короткий срок, для этого требуются огромные деньги. Возражать против этого мне кажется странно. У нас были возражения, но не со стороны регионов, а со стороны федеральных органов исполнительной власти. Они проявили настойчивое желание записать в нацпрограмму как можно больше положений, которые не вошли в их отраслевые программы. Но тут мы себя вели сдержанно, потому что прекрасно понимали, что потом надо с этим идти в минфин и доказывать. Мы считаем, что нацпрограмма - это выход на другой уровень работы. Конечно, мы не изменим ситуацию за несколько месяцев или за год, но каждый день уже строятся предприятия, школы, больницы, детсады. Мне кажется, горизонт до 2024 года позволяет добиться такого же устоявшегося очевидного эффекта. Ровно такую задачу мы себе и ставим.